Малоизвестные страницы из истории местной анестезии

История местной анестезии мало изучена, а имеющиеся сведения достаточно противоречивы и не всегда верны. Драматична судьба многих ее первопроходцев. К сожалению, стоматологам, да и врачам других специальностей, из-за отсутствия достаточной информации в специальной литературе очень мало известна эта проблема важнейшего раздела нашей специальности.

Родоначальником местной анестезии является кокаин. Более 30 лет он был передовым оружием в борьбе с болью, соперничая в хирургии и стоматологии с общей анестезией.Идея, давшая начало разработкам современной местной анестезии, была почерпнута в Южной Америке. Там произрастает кустарниковое растение Erythroxylon coca, из листьев которого был получен алкалоид кокаин. Растение кока имеет горьковатый вкус и чудесный аромат; оно с небольшими белыми цветочками и красными плодами, которые не обладают такой чудодейственной силой, как листья (рис.1). В древности это растение было особо почитаемо. Богов изображали с коковыми веточками в руках. Индейцы разводили коку большими плантациями, затем бережно собирали листья и сушили их. Листья они не проглатывали, а только жевали. В некоторых источниках о культуре инков в высокогорных Андах имеются доказательства о проведении операций под "местной анестезией" с помощью разжеванных листьев коки: "хирург" с целью уменьшения боли капал слюну, смешанную с соком листьев, из своего рта на рану пациента (Lipp M., 1992; Lindqvist K., Sundling S., 1993; Homeroff S., 2000 и др.). Однако этому нет ни одного документального подтверждения, кроме рассказов ранних путешественников. Индейцы горных районов Перу и Боливии еще и сегодня жуют листья коки, которые избавляют их от печали, усталости и голода.

АЛЬБЕРТ НИМАНН

В 1855 г. из листьев коки Фридрих Гедике (Friedrich Gаedike) выделил действующее начало, которое он назвал Erythroxylon (Knapp H., 1884). В 1858 г. австрийское правительство послало фрегат Novarra в кругосветную экспедицию с целью изучения возможности торговли. Организатором путешествия был минеролог и зоолог из Вены В. Хайдингер (W. Haidinger). Руководил экспедицией торговый эксперт доктор Карл фон Шерцер (Кarl von Scherzer). В сентябре 1859 г. К. Шерцер вернулся из Лимы, привезя полтонны листьев кокового кустарника. Часть этих листьев он отправил на исследование знаменитому немецкому химику Фридриху Вильгельму Велеру (Friedrich Wilhelm Woehler, 1800 – 1882, рис.2) в университет Геттингена. Из-за большой занятости проф. Велер поручил провести анализ листьев коки в своей лаборатории молодому ученому Альберту Ниманну (Albert Niemann, 1834 – 1861). Над разгадкой секрета листьев коки он работал с 1859 по 1860 год. В 1859 г. А.Ниманну удалось выделить в чистом виде 0,25% алкалоид, которому он дал название "кока-ин" – вещество внутри растения кока (по немецки: "cocain". Структурная формула соли кокаина, которую он установил в 1860 г. (С16Н20NO4), не была точной. Это доказал в той же лаборатории Вильгельм Лоссен (Lossen W., 1862). Кокаин имел следующий состав: (C17H21NO4). А.Ниманн отмечал специфическое онемение языка после контакта с кокаином. Это наблюдение он упомянул в своей диссертации "О новом органическом основании, содержащемся в листьях коки" (Niemann A., 1860). Он был представлен к степени доктора химии. Ниманн вскоре умер, так и не завершив перспективную научную работу. Причину таинственной смерти и историю жизни этого ученого удалось установить немецкому исследователю Томасу Ридлу (Riedl Th., 1989).

Альберт Ниманн родился 20 мая 1834 г. в Goslar/Harz. Этот город расположен в центральной Германии на 50 км северо-восточнее Геттингена. Отец Ниманна был директором местной школы (рис. 3.). Рис. 3. Дом, в котором располагалась начальная школа и проживала семья А. Ниманна (Фотография Th. Riedl, воспроизведена из материалов 4-го Международного симпозиума по истории анестезиологии) В семье было четыре брата и одна сестра. Младший сын Альберт посещал школу грамматики в Госларе, в 1849 г. стал учеником аптекаря в Геттингене. Здание этой аптеки сохранилось в центре старой части города. Летом 1852 г. в возрасте 18 лет он поступил в университет Геттингена на отделение технологии лекарственных форм философского факультета. Университет в Геттингене был основан в 1737 г. Георгом Аугустом. А. Ниманну читал лекции профессор Фридрих В. Вёлер (рис. 4). В 1853 г. А.Ниманн продолжил карьеру ассистентом аптекаря в Ганновере. В 1858 г. он успешно сдал экзамен на фармацевта и в этом же году стал работать в лаборатории Геттингенского университета у профессора Ф. Вёлера.

Перед молодым исследователем была поставлена задача провести два исследования:

Химическую реакцию хлорида серы (S2Cl2) с этиленом (С2Н4).

Определение химического состава листьев коки.

В результате реакции А. Ниманн получил горчичный газ (иприт) – соединение, не известное во время исследования. Горчичный газ использовался позже в качестве химического оружия во время Первой мировой войны. (Сноска. В 1915 г. германская армия применила против англо-французских войск хлор. Атака этим отравляющим веществом проходила на расстоянии 6 км от реки Ипр. День применения хлора в качестве оружия массового поражения вошёл в историю под названием "чёрный день химии". Немецкие войска установили баллоны с хлором и за 5 минут выпустили в воздух около 180 т ядовитого вещества, которое представляло собой газ желто-зеленого цвета с резким запахом. В результате первой газовой атаки было поражено 15 тыс. человек, 5 тыс. сразу погибло. Отравляющее вещество иприт – тяжёлая маслянистая жидкость, в чистом виде иприт бесцветен и имеет резкий запах, напоминающий запах хрена или горчицы. Впервые это вещество было применено 13 июля 1917 г. германскими войсками против англо-французских войск, близ г. Ипр (Бельгия). Более точное название этого вещества – сернистый иприт. Во время военных действий было применено 9 млн. ипритных снарядов. Пострадало при этом более 400 тыс. человек).

Альберт Ниманн, вдыхая иприт во время ранних экспериментов, по-видимому, отравился. Токсический эффект горчичного газа тогда не был известен и поэтому при получении и исследовании его никаких предосторожностей не проводилось. Будучи уже отравленным, он успешно провел исследование листьев коки и в 1860 г. выделил алкалоид кокаин.

Альберт Ниманн умер дома в Госларе от пневмонии в возрасте 26 лет.

Он стал жертвой своего научного исследования и, вероятно, его смерть – первый фатальный случай отравления человека ипритом (Braun U., Riedl Th., 1999).

Терапевтическая ценность кокаина стала очевидной после начала его производства с 1862 г. компанией E. Merck и проведения экспериментальных и клинических исследований.

ВАСИЛИЙ (БАЗИЛЬ) фон АНРЕП

В предыдущих публикациях мы отмечали вклад нашего соотечественника Василия Константиновича Анрепа в развитие местной анестезии (Столяренко П.Ю., 2001, 2002). Стажируясь в Германии у профессора М. Россбаха в лаборатории фармакологического института Вюрцбурга В.К. Анреп провел экспериментально-клиническое исследование кокаина, результаты представил в статье, опубликованной 29 декабря 1879 г. в Бонне в известном журнале Эдуарда Пфлюгера "Архив физиологии человека и животных" (Anrep В., 1879). В лучших традициях врачей-исследователей В.К. Анреп изучил местно-анестезирующие свойства кокаина на себе, причем выполнил элементы вивисекции на собственном теле. Cтатья объемом 36 страниц, включает 10 таблиц, плюс 4 страницы приложения с протоколами опытов. Формально она соответствует автореферату современной диссертации на соискание ученой степени доктора наук. За неимением возможности подробного анализа статьи В.К .Анрепа на страницах журнала, позволим себе отметить только ее значение для развития местной анестезии и медицины вообще.

В.К. Анреп впервые в мире описал местное анестезирующее действие кокаина (см. с. 48 оригинала).

Его статья является первой научной публикацией в медицинской литературе об обезболивающих свойствах кокаина с экспериментальным обоснованием выводов и перспективными рекомендациями по исследованию кокаина в качестве местного анестетика (с. 72-73).

Эта работа является первой серьезной физиологической, фармакологической и клинической апробацией кокаина в медицине.

В.К. Анреп установил, что кокаин действует на все чувствительные нервные окончания, а не только на расположенные в слизистой оболочке, и первым стал вводить кокаин под кожу с целью местной анестезии.

В статье прослежена зависимость глубины анестезии и общих осложнений (гипертензия, возбуждение, судороги, угнетение дыхания и сердечной деятельности) от дозы, установлена летальная доза у лягушек; выявлена индивидуальность действия одинаковых доз на собаках, чувствительность к кокаину различных видов животных. Чувствительность возрастала в такой последовательности: голуби, собаки, кошки, лягушки (с. 63); установлена последовательность этапов наступления различных способов местной анестезии: инъекция раствора кокаина (закапывание, смазывание) – чувство тепла (гиперемия) – анестезия чувствительных нервных окончаний – анестезия чувствительных нервов – парализация двигательных нервов; выявлен сосудосуживающий эффект кокаина. Тем самым В.К.Анреп заложил теоретические основы современной местной анестезии.

Исследование В.К. Анрепа и появление этой публикации побудили к разработке и внедрению местного обезболивания в офтальмологию, хирургию, стоматологию и другие медицинские специальности (Кацауров И.Н., Koller С., Jellinek E.,1884; Halsted W.,1884; Лукашевич А.И.,1885; Reclus P., Schleich C.,1889-1892; Bier A.,1898; Braun H.,1903-1905; Fischer G.,1911; Войно-Ясенецкий В.Ф.,1915; Вишневский А.В., 1922; Юдин С.С.,1925; Вайсблат С.Н.,1925 и др.).

Дальнейшая история кокаина весьма любопытна. В ней участвовал один молодой венский врач, которому нужно было какое-нибудь открытие, чтобы получить признание.

ЗИГМУНД ФРОЙД

Хотя сейчас Зигмунд Фройд (Sigmund Freud, 1856-1939, рис. 6) более известен как исследователь другой проблемы, один из первых его трудов был посвящён кокаину. Фройд попробовал кокаин в 1884 г. и произвёл сенсацию своими опытами, которые он провел на себе. З. Фройд понял, что обнаружил удивительное вещество. Будущий великий психиатр сообщал, что во время депрессии, наступившей в результате переутомления, он выпил 50 мг 1% раствора кокаина. Через несколько минут его охватил внезапный приступ веселья, и он почувствовал облегчение. По мере того, как врач повторял и усложнял опыты, он заметил, как токсическое действие отступало на второй план, уступая место хорошему настроению, сопровождавшемуся состоянием уверенности и возрастающей трудоспособности. З. Фройд мог длительное время заниматься умственной деятельностью, не чувствуя при этом ни малейшей усталости, не испытывая никакой потребности в еде или сне. К тому же ничего тягостного в его бессоннице не было. Действие кокаина продолжалось от 3 до 5 часов, а иногда и больше. Он также считал, что кокаин усиливает сексуальное возбуждение. Бедный молодой врач Фройд думал, что кокаин будет его билетом к известности и благосостоянию. Он был прав частично – и Мerk, и Parke Davis – компании, ведущие производители фармацевтических препаратов на основе кокаина, оплачивали Фройду его публикации.

В своей первой статье по этой проблеме, которая называлась "О коке" (Ueber Coca) и была опубликована в 1884 году в Венском терапевтическом журнале, он пропагандировал кокаин как местное обезболивающее средство и лекарство от депрессии, расстройства пищеварения, астмы, различных неврозов, сифилиса, наркомании и алкоголизма. Из всего этого перечня возможных медицинских показаний кокаина ценным оказалось только одно – для местного обезболивания. З. Фройд потреблял кокаин (в небольших дозах) приблизительно в течение двух лет. (Lebzeltern G. , 1983). С 1884 по 1887 год он опубликовал о кокаине 8 работ, выполнял клинические исследования по заданию фармацевтической компании Merck из Дармштадта, а также американской фирмы Parke-Davis (Hirschmueller A., 1995).

Ранние соображения З. Фройда по поводу кокаина были ошибочными и повлекли за собой волну злоупотреблений этим наркотиком. Интересно, что первым, кто продемонстрировал последствия такого необоснованного лечения для людей в будущем, был … друг З. Фройда Эрнст фон Фляйшль (Ernst von Fleischl-Marxow, 1846 – 1891)). Его мучили хронические боли, и он из-за этого стал морфинистом. З. Фройд взялся его вылечить от пристрастия к морфию и прописал кокаин. Э. Фляйшль начал употреблять его во всё больших количествах и, действительно избавился от пристрастия к морфию. Но его ежедневная доза кокаина вскоре составила один грамм. Так Э. Фляйшль стал первым кокаинистом в Европе. У него наблюдались странные симптомы, которые, как теперь известно, являются следствием передозировки кокаина. В их числе были параноидальные галлюцинации, которые часто наблюдаются при параноидальной шизофрении, и зуд кожи, так называемые "мурашки по телу", при которых человек испытывает такие ощущения, словно по коже ползают насекомые или змеи. От последствий злоупотреблением кокаином Эрнст фон Фляйшль умер.

Зигмунда Фройда изумило разрушительное действие кокаина на Фляйшля, и в следующих статьях у него поубавилось энтузиазма в отношении кокаина. В 1885 г. он публикует в Венском Медицинском Еженедельнике статью под названием "Вклад к сведениям о действии коки". Всего Фройд о кокаине опубликовал 8 печатных работ. Тот факт, что в последующих своих работах З. Фройд совершенно не упоминает о "чудесных" свойствах кокаина, свидетельствует убедительным выражением "самокритики", преисполненной научной честности. Это и дало повод профессору Майеру заключить, подобно другим ученым того времени "Фройд несомненно понял в конце концов опасность, таящуюся в лекарстве, которое он рекомендовал, – кокаине".

Но вред был уже непоправим. Это была кокаиновая эпидемия 80-90х годов XIX века! В Европе кокаин считался панацеей от всех болезней. В те годы не было никаких законов, ограничивающих потребление и продажу кокаина. Фактически кокаин был свободно доступен в аптеках, салонах, пересылался почтовыми переводами, и даже продавался в бакалейных магазинах. Сообщается, что один предприимчивый производитель лекарственного средства в 1885 г. продавал кокаин в 15 различных формах, включая сигареты, сигары, одеколон, ликеры, порошки и растворы.

Как немедицинская форма употребления кокаина, в Европе и США самое большое распространение находили прежде всего вина, содержащие коку. Впервые французский фармацевт и бизнесмен Анжело Мариани (Angelo Mariani) стал производить вино с кокаином в 1863 г. под названием "Вино Мариани". А. Мариани сначала апробировал свое тонизирующее средство на актрисе, находившейся в состоянии депрессии. Результаты были захватывающие. Скоро она рассказала своим друзьям и знакомым о прекрасном "чудо-лекарстве". Сам А. Мариани написал книгу, восхваляющую коку, стал собирать материалы о ней и выращивать в своем саду. Вино сделало А. Мариани знаменитым. Любили это вино Анатоль Франс, Генрих Ибсен, Жюль Верн, Александр Дюма, Эмиль Золя, Роберт Луис Стефенсон, сэр Артур Конан Дойл и другие литературные светила. Композиторы с благодарностью чтили корсиканского фармацевта в их музыке: Массини, Гуно. С винами Мариани проводили торжества Королева Виктория, Кинг Джордж I из Греции, Кинг Альфонс XIII Испании, шах Персии, Уильям Маккинлей, русский царь Александр II, президент США У. Грант.

Преданность вину Мариани превышала религиозные догмы. Великий Раввин Франции Zadoc Kahn был тронут и написал: "Мёе превращение полное. Хвала вину Мариани!".

Папа римский Пиус Х, как и папа римский Лео XIII, был почитателем вина с кокой. Последний дал официальное одобрение, удостоив Анжело Мариани специальной Золотой медали. Недавно Ватикан не повторил подобной ошибки.

Архитектор Фредерик-Аугуст Бартолди отметил, что если бы он только пил вина Мариани раньше, то тогда бы спроектировал Статую Свободы на несколько сотен метров выше.

Кокаин прописывали врачи, в аптеках без какого-либо рецепта продавались патентованные лекарства, содержащие его (например, вино из коки Мариани, рекордсмен по объему продаж в Европе).

В 1886 г. фармаколог и любитель коки из Атланты Джон С. Пембертон (John S. Pеmberton, 1832-1888) изобрел Кока-Колу. Он стремился объединить лекарство и совершенный спиртной напиток в один великолепный коктейль. Первоначально

Дж. Пембертон использовал вино Мариани. Это считалось "наиболее замечательным стимулятором половых органов". Французское вино Пембертона, содержащее коку, особенно нравилось американским потребителям. Скоро Кока рекламировалась как "интеллектуальный напиток", хотя контролируемых клинических испытаний не проводилось. Штат Атланта представил запрет в 1886 г. Пембертон заменил вино в рецепте сахарным сиропом, добавил кофеин. Таким образом "Французское вино Кока Пембертона" стало "Кока-Колой" – умеренным тонизирующим напитком. В состав Кока-Колы входили карамель для окраски, фосфорная кислота, экстракт листьев коки из южноамериканских Анд, содержащий кокаин, экстракт африканского ореха Кола (Cola nitida), содержащий кофеин, и сахар, чтобы маскировать горечь кокаина. Так получился всемирно известный напиток. В 1892 г. Аза Григгс Чандлер (Asa Griggs Chandler), американский фармацевт, купив акции компании Кока-Колы и права на эту формулу, стала выпускать напиток, "устраняющий усталость", в состав которого входила вытяжка из коки. Старые рекламы гласили, что этот напиток "содержит тоник и стимулирующие вещества из растений коки".

Впоследствии, руководствуясь данными о неблагоприятных эффектах Кока-Колы, кокаин из напитка, был удалён (по разным источникам 1903-1906 г.). До 1903 г. Кока-Кола содержала 60 мг кокаина.

Кокаин занял место в музыке и литературе: он придавал Шерлоку Холмсу бодрость и улучшал дедуктивные способности; Стивенсон, очевидно, написал рассказ о докторе Джекеле и мистере Хайде во время своего лечения кокаином от туберкулеза. Хорошие рекомендации кокаину давали Томас Эдисон, Жюль Верн, Эмиль Золя, Генрих Ибсен.

Реклама вина из коки Меткалфа показывает, каким образом кокаин стал так популярен: ораторы, певцы и актеры обнаружили, что вино из коки “хорошо укрепляет голосовые связки”. Атлеты, бегуны и бейсболисты на собственном опыте убедились, что “продолжительное употребление колы как до, так и после соревнований придает силы и энергию и снижает усталость”. Пожилые люди узнали, что это “надежное возбуждающее средство, лучшее из всех известных”. С такой рекламой кокаину не трудно было стать популярным.

Россию увлечение кокаином, к сожалению, тоже не обошло стороной. Очень ярко и откровенно описывает свои ошибки молодости известный артист А. Вертинский (Мемуары "Я артист – воспоминания", журнал "Наше наследие", 1989, N6; 1990, N 1).

С увеличением же числа людей, употребляющих наркотик, стали заметны опасности. Многие открыли эти опасности на самих себе, и вслед за кокаиновыми психозами, смертельными случаями от передозировок и сильной наркотической зависимостью появилось общественное мнение, выступившее против кокаина. Одной из работ, наиболее впечатливших публику и изменивших представление о кокаине, была статья, в которой разбирался случай Анни Мейер. Она была удачливой деловой женщиной и "уравновешенной христианкой" до тех пор, пока не стала "другом кокаина". А. Мейер хорошо описала всю силу кокаиновой зависимости. Это был период, когда у неё кончились деньги. "Я взяла ножницы и расшатала ими свой зуб с золотой коронкой. Затем я выдернула его, расплющила (по-видимому, сняла коронку) и помчалась в ближайший ломбард (кровь текла по лицу, платье было мокрым от крови), где я продала зуб за 80 центов". После этого отношение к кокаину начало меняться.

К драматическим описаниям наркотической зависимости добавились сообщения об изнасилованиях, совершённых под влиянием кокаина, и общественное мнение взорвалось. Кульминацией негодования было принятие в 1914 году закона Гаррисона о контроле за кокаином. Первоначально закон был призван контролировать распространение морфия и героина, но включение в список опасных наркотиков кокаина было отнюдь не случайным.

Говорят, что те, кто не учится на ошибках, обречены на их повторение. В случае с кокаином это чистая правда. В 70-е годы ХХ столетия нагрянула вторая кокаиновая эпидемия …

КАРЛ КОЛЛЕР

Карл Коллер (Carl Koller, 1857-1944, рис. 7) родился 3 декабря 1857 г. в небольшом городке Южной Чехии Шюттенхофен или Сушице (Schuettenhofen/Susice). Чехия в то время входила в состав Австро-Венгрии. Он был третьим из пяти детей еврейского торговца Леопольда Коллера и его жены Вильгельмины, урожденной Розенблюм. Мать умерла, когда Карл был маленьким, и семья потом переехала в Вену. Здесь он получил основное образование у иезуитских священников. После окончания Академической гимназии К. Коллер поступил в Венский университет на факультет права, однако в 1876 г. перешел на медицинcкий.

Во время изучения медицины он особенно полюбил эмбриологию и экспериментальную патологию. Занимался исследованием мезодермы куриного зародыша, что принесло ему научное признание. Однако в конце концов решил специализироваться в офтальмологии. От своих учителей К. Коллер знал, что одной из главных проблем в офтальмологии было отсутствие подходящего препарата для местной анестезии, которая упростила бы операции на глазах. Он начал систематически апробировать на животных различные вещества для установления их анестезирующих свойств, однако с небольшим успехом. В 1882 г. К. Коллер стал доктором медицины.

В период работы интерном в Венской Общей больнице К. Коллер жил на одном этаже с Зигмундом Фройдом, бывшим тогда также интерном. З. Фройд предложил ему сотрудничать в исследовании физиологического действия кокаина, так как верил, что этот алкалоид мог бы использоваться в лечении морфийной наркомании и мог быть полезным при лечении психиатрической патологии (Rechcigl M., 2000). Свойства кокаина для анестезии кожи и слизистой оболочки были в то время уже известны (Анреп В.К., 1879).

О работе В.К. Анрепа К. Коллер (также как Фройд и Холстед) знал (рис. 8). Он высоко оценивал значение этой статьи. Об этом свидетельствуют следующие факты.

Во-первых, Карл Коллер в своем первом докладе, который он сделал 17 октября 1884 г. на Обществе врачей Вены, цитировал результаты исследований фон Анрепа по местному анестезирующему действию кокаина (в Хайдельберге 15 сентября 1884 г. по просьбе Коллера доклад и демонстрацию делал его коллега Джозеф Бреттауэр).

Во-вторых, его дочь Хортенс Бекер-Коллер (рис. 9) в работе "Карл Коллер и кокаин" (1963) указывает, что в учебнике по фармакологии (Nothnagel H., Rossbach M.J., 1880), которым пользовался ее отец во время учебы в университете, он подчеркнул в разделе о растении кока результаты исследования фон Анрепа по местным эффектам кокаина: "Введение под кожу также хорошо, как поверхностное нанесение на слизистую оболочку, например, смазывание языка, приводит к потере чувствительности и боли. Через 15 минут, по описанию этого Анрепом, язык не способен различать в этом месте сахар, соль и кислое. Даже уколы иглой там безболезненны, а другая сторона, не смазанная кокаином, реагирует обычно. Потеря чувствительности продолжается от 25 до 100 минут."

В третьих, отвечая на протест профессора М. Россбаха (в его фармакологической лаборатории Анреп проводил исследование кокаина) по поводу приоритета открытия местной анестезии, Коллер писал: "… Я никогда не принимал честь открытия этой полезной физиологической характеристики кокаина [имеется в виду анестезия слизистой оболочки], хотя его эффект на роговицу никогда прежде не был испытан. Я только сделал тот шаг, как справедливо отмечает профессор Россбах, – обратил внимание на хорошо известные или легко выводимые эффекты кокаина, чтобы использовать в практической медицине, особенно в области офтальмологии." (Hillischer H.Th., 1885).

А вот как рассказывал об обстоятельствах этого открытия сам Карл Коллер, более чем через 40 лет, когда Анреп стал "забытым пионером местной анестезии".

Позволим себе процитировать выдержки из его доклада.

"Преследуя цель отыскать местный анестетик, пригодный для глаза, я начал серию экспериментов, применяя хлорал, бромиды, морфин и другие вещества, но не получил успеха… Путь для благоприятного исхода представился сам собой.

Выдающийся молодой физиолог, человек блестящий и привлекательный, страдавший мучительной болезнью – невромой культи большого пальца – стал жертвой пристрастия к морфию. Он находился на лечении моих коллег – доктора Зигмунда Фройда, того самого, который впоследствии приобрел славу как автор психоанализа, и доктора Иосифа Брейера, практического врача с научным складом и подготовкой, хорошо известного, помимо всего, его работой над полукружными каналами в содружестве с физиологом Герингном (Hering). Фройд и Брейер пытались ослабить привычку к морфину заменой кокаином по способу, который, кажется, был рекомендован в американской медицинской литературе. Доступное количество кокаина в то время не превышало нескольких граммов и приготовлялось фирмой Мерка в Дармштадте. Через некоторое время, летом 1884 г., Фройд, который заинтересовался системным физиологическим действием кокаина, пригласил меня предпринять эксперименты в этом направлении. Так, Фройд и я стали принимать алкалоид внутрь через рот и по истечении положенного времени для вхождения его в общий ток кровообращения мы проводили опыты над мышечной силой, утомляемостью (измеряемой динамометром) и т.п. Неверно, как то временами говорилось, что я случайно открыл этот важный факт, благодаря счастливому попаданию капли раствора в мой глаз. Если бы это и случилось, я не мог бы узнать, что глаз потерял чувствительность. Когда в курсе приготовления физиологических экспериментов я понял, что в моем распоряжении находится анестетик, которого я перед тем искал, я тотчас пошел в лабораторию Стрикера (Striker), сделал раствор кокаина и инстиллировал несколько капель в глаз лягушки и потом морской свинки. Я отметил, что роговица и конъюнктива анестезировались, т.е. нечувствительны к механическому, химическому и фарадическому возбуждению. После этого я повторил эти эксперименты на самом себе, некоторых коллегах и многих больных".

Обращает на себя внимание, что сам Коллер и его дочь в своих публикациях неточно указывают год выхода первой статьи Анрепа по кокаину – 1880 вместо 1879.

Необычайная простота метода обезболивания глаза в той форме, предложенной Коллером, обеспечила быстрое распространение его, и авторитетные подтверждения не замедлили появиться со всех сторон [Эгнью (Agnew), Мур (Moore), Кнапп (Knapp), Хиршверг (Hirschwerg), Грэфе (Graefe), Абади (Abadie), Труссо (Trousseau)].

Мысль использовать такую же анестезию и на других слизистых оболочках пришла прежде всего самому К. Коллеру и он посоветовал своему приятелю Иеллинеку (Jellinek), ассистенту ларингологической клиники профессора Шреттера (Schroetter), попробовать раствор кокаина для обезболивания слизистой оболочки гортани. Полученные результаты, естественно, должны были произвести целый переворот в ларингологии, ибо этим не только разрешалась задача многих операций на гортани, но в корне улучшалась вся методика ларингоскопии на обезболенном органе, с угасшими кашлевыми рефлексами и сократившейся слизистой оболочкой, что (так же как и в ринологии) очень облегчало осмотр. Шреттер вначале скептически отнесся к опытам и достижениям своего ассистента, но вскоре и он должен был признать, что "технические трудности при производстве операций на гортани преодолены и хирургия гортани теперь стала достоянием всех врачей". Такие же отзывы дали ларингологи Штерк (Stoerk), Цауфал (Zaufal) и Фовель (Fauvel); в ринологии первые хорошие отзывы последовали от Восуорта и Люблинского (Woswort, Lublinsky).

На слизистой оболочке нижних мочевых путей раствор кокаина вскоре стали применять Отис (Otis) и Кнапп. Френкель (Frenkel) использовал его при урологических заболеваниях у женщин.

В большой хирургии первые опыты, со слов Коллера, были сделаны Вельфлером (Welfler). После его публикации послойная кокаинизация начала применяться для самых разнообразных хирургических операций: это связано с именами Чиари (Chiari), Лустгаттена (Lustgatten), Фрея (Frey), Фукса (Fux), А.В. Орлова (Юдин С.С., 1960).

В конце 1884 г. была введена не только инфильтрационная анестезия для удаления зубов, но Уильям Стеварт Холстед (Halsted) в Балтиморе воздействовал кокаином уже и на нервные стволы из полости рта.

Сообщение на конгрессе офтальмологов в Хайдельберге вызвало большую сенсацию во врачебных кругах, как в Европе, так и в США. Позже дело дошло до личного спора о пальме первенства этого открытия, однако из более старых писем Фройда было очевидно, что с самого начала он признавал первенство за Коллером.

Несмотря на блистательный успех Коллера, его не приняти ассистентом в офтальмологическую клинику Венского университета, отчасти потому, что он имел вспыльчивый характер и был нетактичен, отчасти из-за сильного антисемитизма, господствующего тогда в Вене. Последующая ссора, к которой дело дошло из-за различных мнений о лечении пациента в больничной клинике, когда один коллега оскорбил его из-за еврейского происхождения, привела 4 января 1885 г. их к дуэли на саблях. На дуэли Коллер тяжело ранил своего соперника и был вызван в полицию. Несмотря на то, что его освободили, Коллер опасался за свое будущее. Поэтому решил покинуть Вену добровольно, так как хорошо понимал, что никакое повышение было бы в данной ситуации невозможным.

Два года Коллер работал ассистентом в Утрехтской глазной клинике в Голландии, а в мае 1888 г. отплыл в Нью-Йорк. В том же году стал членом врачебной администрации больницы Моит Синай в Нью-Йорке. Скоро заслужил репутацию выдающегося хирурга и диагноста и добился очень успешной клиники, в которой продолжал работать 56 лет!

Ничего нового он уже не открыл, зато опубликовал целый ряд замечательных журнальных статей по разделам офтальмологии, патологии, физиологии и др. Коллер быстро приспособился к жизни в Соединенных Штатах. В летние каникулы с радостью ездил в горы и на чистый воздух в Майн, или рыбачил в горных потоках в западных штатах. Имел очень широкие интересы, от физики и астрономии до путешествий и полярных экспедиций, но с особенным удовольствием рассуждал о неразрешенных проблемах во всевозможных областях человеческих знаний.

Открытие Коллером местной анестезии глаза произвело огромный переворот в глазной хирургии. Еще при жизни он получил много почетных наград. Так, в 1922 г. Американское Офтальмологическое общество удостоило его первым медали имени Люсьена Говега. Среди остальных почестей были золотая медаль имени Адольфа Куссмауля из Хайдельбергского университета в 1929 г., первая медаль, выданная Нью-Йоркской Медицинской Академией в 1930 г. и золотая медаль Американской Академии офтальмологии в 1934 г.

Карл Коллер умер 21 марта 1944 г. в возрасте 87 лет в Нью-Йорке от рака предстательной железы и похоронен на кладбище Кенсико в пригороде Нью-Йорка Валхалла.

Но и при местной анестезии стали появляться случаи смертельных исходов. Меньше всего рисковали офтальмологи. Первую статистику летальных исходов от отравлений кокаином собрал Фальк (Falk); более полные данные приведены в работе Вайганда (Weigand) уже по указанию Брауна. Согласно этой статистике, из 17 отравлений при кокаинизации слизистой носа смертельных исходов не оказалось, на 12 отравлений при кокаинизации зева – 2 смертельных случая, на 11 интоксикаций при смазывании гортани – один, отмечено 3 случая смерти при кокаинизации прямой кишки, в том числе трагический случай у хирурга С.П.Коломнина (# Подробно описан нами в монографии "История обезболивания в стоматологии (от древности до современности)".- Самара, 2001, с.60-62.)

Что выраженность интоксикации была связана главным образом с высокой концентрацией раствора, а не с величиной дозы кокаина (хотя и в этом отношении кое-кто пошел слишком далеко), многим стало ясно уже на первых порах применения алкалоида. Во всем же его значении этот вопрос был выявлен работами П. Реклю (P. Reclus) во Франции и особенно К. Шляйха (C. Schleich) в Германии.

Таким образом, история открытия и внедрения местной анестезии кокаином почти полностью повторяет события, связанные с открытием ингаляционного наркоза эфиром. Приоритет, хотя и без судебной тяжбы, остался не за тем, кто был хронологически первым, а стал принадлежать тому, кто смог популяризировать свое открытие. Прослеживается интересная аналогия между исследователями Крауфордом Лонгом, применявшим эфирный наркоз, и В.К. Анрепом, выявившим местный анестезирующий эффект кокаина. Хотя есть убедительные доказательства, что оба предложили свои методы раньше (соответственно в 1842 и 1879 гг.), чем широко признанные "отцы" (Уильям Мортон в 1846, Карл Коллер в 1884 г.), каждый был "затенён" другими. В случае Лонга, он просто не сумел первым опубликовать сообщение о применении эфира для наркоза. Анреп, наоборот, описал фармакологию, физиологическое действие кокаина и предложил его использовать для обезболивания в хирургии, дважды опубликовал результаты своих экспериментально-клинических исследований (1879, 1884), его данные по местному анестезирующему эффекту кокаина приведены в учебнике по фармакологии Михаэля Россбаха (1880), но миру представил открытие (точнее внедрил в клиническую практику) австрийский офтальмолог Карл Коллер. В своих первых двух сообщениях он отметил, что был знаком с экспериментами фон Анрепа, высоко ценил их значение и начал свои исследования с подтверждения результатов Анрепа на животных перед применением кокаина для местной анестезии глаза человека (Koller K., 1884), но потом уже не был против провозглашения себя основоположником местной анестезии на страницах европейской и американской печати.

В.К. Анреп раньше Холстеда и Холла успешно использовал кокаин для проводниковой блокады (межреберных нервов) и опубликовал за 3 недели до американцев (15 декабря 1884 г.) свои результаты, но, к сожалению, он упустил, по мнению S.M.Yentis, K.V.Vlassakow (1999), представленную возможность воспользоваться случаем.

В разработке вопросов местной анестезии в 70-90-х годах ХIX века принимали участие десятки экспериментаторов и клиницистов. Продолжая афоризм Оливера Холмса о эфире Беляевский А.Д. и Монченко Г.Д. (2000) пишут: "Приоритет в открытии местной анестезии принадлежит всем и никому, а более всего кокаину."

ЛИТЕРАТУРА

   1. Беляевский А.Д., Монченко Г.Д. Очерки по истории анестезиологии: Монография. – Ростов-на-Дону: Изд-во РГМУ, 2000. – 168 с.
   2. Cтоляренко П.Ю. История обезболивания в стоматологии (от древности до современности): Монография. – Самара; СамГМУ, 2001. – 172 с.
   3. Столяренко П.Ю. Василий Константинович Анреп – основоположник местной анестезии (к 150-летию со дня рождения): Научно-биографическое издание. – Самара; СамГМУ, 2002. – 32 с.
   4. Столяренко П.Ю. Профессор Анреп В.К. – основоположник местной анестезии (к 150-летию со дня рождения) //Маэстро стоматологии. – 2002. – №2(7). – С. 94-100.
   5. Юдин С.С. Избранные произведения. – Кн.1. Вопросы обезболивания в хирургии. – М.: Медгиз, 1960. – 575 с.
   6. Anrep B. Ueber die physiologische Wirkung des Cocain //Archiv fuer die gesammte Physiologie des Menschen und der Thiere. – Bonn: Verlag von Emil Strauss. – 1879. – Bd. 21. – H. 1-2. – S. 38-77.
   7. Braun U., Riedl Th. Albert Niemann and Cocaine Research in Goettingen. In: Proceedings – The History of Anaesthesie. The Fourth International Symposium on the History of Anaesthesia. Edited by J.Schulte am Esch, M.Goerig, Luebeck Draeger, 1998. – P .321-325.
   8. Freud S. Ueber Coca. Centralblatt fuer die gesammte Therapie.- Wien, August 1884. -Bd. 2. – P. 289-314.
   9. Freud S. Beitrag zur Kenntniss der Cocawirkung //Wiener Medizinische Wochenschrift. – 1885. – Bd. 35. – S. 129-133.
  10. Hameroff S. The Greatest Inventions of the Past 2000 Years. Edited by Brockman.
  11. Hillischer H.Th. Vorlaeufige Mittelungen ueber die Anwendung des Cocains in der Wittelschoefers Wiener Medizinische Wochenschrift. – 1885. – № 2. – P. 1-5.
  12. Hirschmueller A. E.Merck and cocain. On Sigmund`s cocaine studies and their relation to the Darmstadt industry (Article in German) //Gesnerus. – 1995. – Vol. 52 (1-2). – P. 116-132.
  13. Knapp H. On cocaine and its Use in Ophthalmic and General Surgery //Arch. Ophthalmology. – 1884. – Vol. 13, № 3 and 4.
  14. Koller Becker H. Karl Coller and Cocaine //Psychoanalytic Quarterly. – 1963. – Vol.32. – № 3. – P. 309-373.
  15. Koller K. Vorlaeufige Mitteilung ueber lokale Anaesthesierung am Auge //Berichte Dtsch. Ophthalm. Ges. – 1884. – S. 60-63.
  16. Koller K. Ueber die Verwendung des Cocain zur Anaesthesierung am Auge //Wiener
  17. Мedizinische Wochenschrift. – 1884. – № 43. – S. 1276-1278; Schluss: № 44. – S. 1310-1312. (Vertrag, gehalten in der Sitzung der k.k. Gesellschaft der Aerzte vom 17. Oktober 1884).
  18. Lebzeltern G. Sigmund Freud and cocain (Article in German) //Wiener Klinische
  19. Wochenschrift. – 1983. – Bd. 95 (21). – № 11. – S. 765-769.
  20. Lindqvist K., Sundling S. Xylocaine – a discovery – a drama – an industry. – Stockholm: Astra, 1993. – 190 p.
  21. Lipp M.D.W. Die Lokalanaesthesie in der Zahn-, Mund- und Kieferheilkunde. – Berlin: Quintessenz, 1992. – 174 s.
  22. Lossen W. Ueber das Cocain: Phil. Diss. – Goettingen, 1862.
  23. Niemann A. Ueber eine neue organische Base in Cocablaettern: Med. Diss. –
  24. Goettingen, 1860. – Vierteljahrschr. fuer practische Pharmacie. – Bd. 9. – S. 489-520.
  25. Nothnagel H., Rossbach M.J. Handbuch der Arzneimittellehre. – Fourth edition. – Berlin: Vertag von August Hirschwald, 1880.
  26. Rechcigl M.Jr. Objevitel lokalni anestezie – Carl Koller //Postavy nasi Ameriky. – Praha: Prazska edice, 2000. – 355 s.
  27. Riedl Th. Albert Niemann und die Kokainforschung in Goettingen: Diss. FB Medizin. – Goettingen, 1989.
  28. Yentis S.M., Vlassakow K.V. Vassily von Anrep, Forgotten Pioneer of Regional Anesthesia //Anesthesiology. – 1999. – Vol. 90. – № 3. – P. 890-895.
 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Наиболее популярные материалы
Магазин Pinkmarket
© 2017 Обучение татуажу  Войти